Кирилл Рогов: «Белорусский цугцванг: пожилой инкассатор, белый рыцарь и праздник свободы»

ЯВРУ?
Кирилл Рогов: "Белорусский цугцванг: пожилой инкассатор, белый рыцарь и праздник свободы"

«Беларусь зависла. Уже вторую неделю в будние дело выглядит так, что революция находится на издыхании. Лукашенко ведет себя как законный и обладающий властью президент: раздает распоряжения, грозит непослушным, вызывает представителей оппозиции на допросы (и те являются), проводит совещания и звонит Путину. Оппозиция пассивна и растеряна: забастовка, кажется, загнулась, создать убедительный политический субъект, который выступает от ее имени, не очень получается, повестка революции выскальзывает из рук», — пишет политолог на своей странице в Facebook.

«Однако по воскресеньям беларусские города наполняются духом свободы. И выясняется, что успешно имитирующий президентство в течение пяти дней Лукашенко не может овладеть ситуацией и вернуть страну в русло обычного колхозо-порядка. В этих воскресных праздниках свободы есть два важных момента. Во-первых, они демонстрируют, что у Лукашенко нет легитимности насилия. По опыту 9-12 августа стало ясно, что откровенное, карательное насилие усиливает оппозицию и в большей степени делегитимизирует самого Лукашенко, нежели лишает сил оппозицию. И это один из важнейших уроков белорусского протеста не только для Беларуси.

Во-вторых, в очередном воскресном празднике неповиновения было особенно заметно, что действия силовиков становятся все более вялыми и вынужденными. Даже цепь у президентского дворца, когда протестующие приблизились к ней вплотную, выглядела не ощетинившейся и грозной, а принужденно-мрачной, как будто почти вся она вот срочно хочет писать. Не в том смысле, что боится, а именно в том смысле, что мечтает поскорее смыться отсюда под любым предлогом и как только будет можно.

Ну, и наконец: хотя эти воскресные хождения как будто не приближают оппозицию к успешному финалу, они, между тем, одновременно снижают до минимума перспективы Лукашенко вернуться когда-нибудь в лукашенковскую Беларусь. Все-таки, если каждое воскресенье треть страны ходит по улицам городов, скандируя «Крыса — сдохни», трудно представить себе возврат к той патерналистской колхозно-отеческой идиллии, поддержанием которой столь успешно Лукашенко занимался 20 лет. Нет, у «системы Лукашенко», как мне представляется, в Беларуси есть по-прежнему большая группа поддержки, но сам Лукашенко, кажется, уже не в состоянии ее мобилизовать. То есть: хотя есть немало тех, кто готов верить в «платье короля», но тот, про кого уже маленькие наглые мальчишки кричали на всех углах, что он голый, больше не годится на роль того, на ком их воображение готово это платье рисовать.

В общем (по слову классика), оказался наш отец не отцом, а сукою. И эта динамика делегитимации подрывает тактику «изматывания» протеста (ни подавления, ни переговоров), которую взял на вооружение (видимо, по совету из Москвы) «пожилой инкассатор» с калашниковым и бронежилетом. Тем, кто в Беларуси, в отличие от активно протестующих в Минске, хочет жить с настоящим батькою, нужен уже другой батька.

И этот белорусский цугцванг открывает возможность для сценария, о котором уже неделю назад заговаривал Аркадий Островский. Сценария, в котором Путин является в непривычной для себя роли переговорщика-миротворца. Грубо говоря, оптимальным для Кремля становится сценарий, в котором Путин забирает Лукашенко в Москву на какую-нибудь бессмысленную должность секретаря союзного государства, предлагая Беларуси вместо него какого-то свежего (и в то же время насквозь прожженного) новенького батьку с твиттером и инстаграмом производственной тематики. В бизнесе и силовом предпринимательстве такой сценарий называется «белый рыцарь».

У сценария немало трудностей и побочных эффектов. Во-первых, Лукашенко (как всегда) к нему еще не готов. Во-вторых, идеального кандидата в новые батьки (как всегда) нет. В-третьих, отравление Навального слишком мощно позиционировало Путина в ряду постсоветских злодеев-диктаторов. И, наконец, в четвертых, это будет серьезное отступление от путинского принципа «не поддаваться давлению». Так потом и Фургала в Хабаровск придется возвращать.

Но в целом подобная стратегия ненавязчиво «прописана» в риторике путинского интервью прошлой недели (а комментарий к ситуации в Беларуси и был его главным месседжем и поводом): мол, есть реальные проблемы и претензии людей, которые надо уважать, но главное — не дать воспользоваться ими экстремистским силам, которым следует противодействовать со всей возможной решительностью.

Так или иначе, в сухом остатке дня: вчерашний праздник свободы на улицах белорусских городов, и прежде всего Минска, практически девальвировал успехи Лукашенко в предыдущие шесть дней. И как и в прошлый раз, символический образ этого поражения предоставила сама пиар-служба Лукашенко, разослав явно не вчерашнюю фотографию пожилого инкассатора в бронежилете перед президентским дворцом».

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Оппозиция Черногории получила большинство мест в парламенте по итогам обработки 99,65% бюллетеней, заставив говорить о "падении 30-летнего режима"

Оппозиция Черногории получила большинство мест в парламенте по итогам обработки 99,65% бюллетеней, заставив говорить о «падении 30-летнего режима»Pixabay.com Государственная избирательная комиссия Черногории опубликовала на своем сайте предварительные результаты парламентских выборов по итогам обработки 99,65% данных с участков. Правящая Демократическая партия […]
Оппозиция Черногории получила большинство мест в парламенте по итогам обработки 99,65% бюллетеней, заставив говорить о "падении 30-летнего режима"