Заключенный, рассказавший о пытках, получил вызов на допрос по делу о бунте в ИК-15

ЯВРУ?
Евгений Юрченко
Лев Пономарев / YouTube
Евгений Юрченко

Бывший заключенный Евгений Юрченко, который освободился около полугода назад, решил подать заявление в правоохранительные органы о пытках. Заключенные были подвергнуты истязаниям после бунта в исправительной колонии N 15 в Иркутской области. Однако обращение Юрченко в правоохранительные органы обернулось против него. 28 января следователь управления СК РФ по Иркутской области Ворфоломеев направил Евгению Юрченко повестку о вызове на допрос по делу о бунте. Пока бывший заключенный проходит по нему в качестве свидетеля, пишет «Новая газета».

Евгений Юрченко отбывал наказание в ангарской ИК-15 с августа 2018 года. По его словам, все то время, что он там находился, никаких побоев со стороны сотрудников колонии заключенным терпеть не приходилось. Но в апреле 2020 года все изменилось.

9 апреля заключенный Антон Обаленичев заявил, что его избил сотрудник колонии Александр Куртынов. В его защиту выступили другие заключенные. ИК-15 является так называемой «черной» колонией, где за порядком следят так называемые «смотрящие» — авторитетные представители криминального мира. На фоне растущего недовольства заключенных начальник ИК-15 Андрей Верещак настоятельно рекомендовал смотрящему за лагерем — заключенному Богдану — отправить осужденных по камерам. В итоге заключенные мирно разошлись.

Больше никаких протестов в колонии в ту ночь не было, говорит Юрченко, но на следующее утро был объявлен режим ЧС и введен спецназ ФСИН. Около пятисот заключенных простояли на плацу жилой площади в плотном кольце спецназа весь день, до темноты. Под конец дня приехала пожарная машина, которая стала обливать заключенных холодной водой. В этот момент, по словам Юрченко, кто-то бросил в нее камень, и началось открытое столкновение спецназа с заключенными.

Евгений вместе с группой заключенных смог отступить в барак и забаррикадироваться там: «А кто остался на плацу, их просто начал спецназ забивать».

Из окна камеры Юрченко видел, как около 23:00 вспыхнула «зоновская промка» — деревообрабатывающие цеха. Пожар не могли потушить до утра.

Сотрудники колонии, обещая не трогать тех, кто сдастся, уговорили Юрченко и других заключенных (всего около 30 человек) покинуть барак. «И, как только мы из барака вышли, нас всех раздели догола сразу же, перемотали сзади скотчем руки и положили на мокрый асфальт», — вспоминает Евгений.

Заключенных передали спецназовцам, которые стали избивать их. «Я сразу сознание потерял — они мне голову пробили. Пять сантиметров рана> — спичечный коробок», — рассказал Юрченко.

Уже 10 апреля управление СК РФ по Иркутской области возбудило уголовное дело по факту дезорганизации деятельности исправительного учреждения с применением насилия (ч. 1 ст. 321 УК РФ). «По версии следствия, 9 апреля во время отбоя один из осужденных ФКУ ИК-15 ГУФСИН России по Иркутской области не подчинился требованиям сотрудников колонии, нецензурно выражался в их адрес. Несколько осужденных в это время нанесли себе телесные повреждения, также от противоправных действий последних пострадал сотрудник учреждения», — говорилось в пресс-релизе.

Неделей позже дело по 321-й статье дополнили статьей 212 УК РФ — «Организация массовых беспорядков и участие в них». Обвиняемыми на сентябрь 2020 года проходило 15 заключенных ИК-15.

Расправа над «бунтовщиками»

Утром 11 апреля, после подавления бунта, более 200 заключенных были распределены из ИК-15 по СИЗО Иркутской области. Автозак, в котором находился Евгений Юрченко и еще 30 заключенных, привезли в ангарское СИЗО-6. По его словам, прибывших уже ждали сотрудники колонии и «разработчики» (заключенные, сотрудничающие с администрацией). Прибывших сразу же стали избивать. Это было 11 апреля, в 4:00.

Избиения происходили постоянно, а самые изощренные пытки совершались в каптерке. В один из дней Юрченко заметил, что на прогулках «разработчик» называет имена заключенных из числа прибывших из ИК-15. Те, кого он называл, шли в каптерку. Однажды прозвучала и фамилия Юрченко вместе с тремя фамилиями других заключенных.

Одного заключенного, вспоминает Юрченко, изнасиловали сразу же, вчетвером. Другого «разработчики» положили на пол и стали пытать током, вставив швабру в задний проход. «Меня привязали к вешалке рукой, и ток прицепили к гениталиям, короче. Тряпку примотали, опшикали ее водой, чтоб следов не было от ожога», — вспоминает Евгений.

По его словам, насиловали именно тех, кто за что-то отвечал в колонии: за барак, за карантин, за СУС (строгие условия содержания), за изолятор. «Ну, смотряг… Всех их изнасиловали до единого… Одному сказали, что он вообще заряжен телефоном: что он спрятал маленький телефон якобы в жопе. И просто ему разорвали всё», — добавил Евгений.

Как подчеркивает «Новая газета», истязания применяли спустя несколько дней после подавления бунта к заключенным, которые не проявляли никакого неповиновения.

Заявлений о случившемся в каптерке никто из заключенных не написал. Сам Юрченко объясняет это так, что, когда в СИЗО-6 приезжали адвокаты или правозащитники, заключенным по дороге на встречу с ними «разработчики» напоминали о возможности повторения похода в каптерку.

За 9 дней до того, как сам Юрченко должен был выйти на свободу, его этапировали обратно в ИК-15. В своем заявлении он сообщает, что по прибытии его и других этапированных вместе с ним снова избили сотрудники колонии, потом отправили в ПКТ (помещение камерного типа), где до конца срока его никто не трогал. Это было сделано намеренно, чтобы к выходу на свободу у него не было телесных повреждений и, следовательно, доказательств пережитых истязаний, уверен Юрченко.

Сейчас Юрченко находится в Москве. Его интересы представляет фонд «За права человека» (внесен Минюстом в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента). 18 января Юрченко в сопровождении адвоката Светланы Яшиной подал в СК РФ заявление о совершенных сотрудниками ФСИН тяжких преступлениях в отношении него. В СК РФ зарегистрировать заявление в книге учета сообщений о преступлениях (КУСП) отказались. Вместо этого заявление Евгения было принято как обращение гражданина, а это не влечет автоматического возбуждения уголовного дела. В регистрации заявления ему было отказано по той причине, что «сначала надо проверить, не является ли Юрченко фигурантом дела о бунте».

28 января Юрченко получил повестку о вызове на допрос по делу о бунте.

Бывший заключенный отправил жалобу на отказ в регистрации заявления о преступлении генеральному прокурору России Игорю Краснову. Также Евгений Юрченко ходатайствовал о предоставлении ему госзащиты, поскольку опасается, что сотрудники правоохранительных органов, знающие место его проживания (он состоит на административном надзоре), могут найти его.

21 января руководители ИК-6 и СИЗО-1 были временно отстранены от своих обязанностей: ФСИН России установила «факт незаконных действий отдельных сотрудников ИК-6 и возможных противоправных деяний сексуального характера со стороны осужденных в отношении осужденного Б.».

Ранее также сообщалось о зверских пытках 29-летнего заключенного СИЗО-1 Иркутска, уроженца Тувы и сироты Кежика Ондара. По словам его сестры Азияны Ондар, Кежика длительное время жестоко избивали и пытали сокамерники в «пресс-хате» СИЗО-1. По ее словам, от брата пытались добиться признания в участии в бунте в ИК-15, хотя он в момент этих событий находился в карцере.

«Кежика избивали, пытали, издевались, сутками держали его привязанным, нанесли увечье (то ли отрезали) половому члену, засунули кипятильник в задний проход, и он в нем взорвался», — рассказала его сестра Азияна Ондар. Она добавила, что «в фашистских лагерях так не истязали заключенных».

По словам женщины, из-за полученных травм Кежик стал инвалидом. Ему провели две операции на кишечнике. Сестра осужденного отмечала, что пострадавшему угрожает начальник ИК-6 Алексей Агапов «с целью отказа от показаний следователям и прокурорам».

15 января Следственный комитет по Иркутской области возбудил по этому факту уголовное дело о насильственных действиях сексуального характера (п. «б» ч. 3 ст. 132 УК РФ). Затем следственное ведомство сообщило о задержании старшего оперуполномоченного оперативного отдела СИЗО-1, которого подозревают в превышении должностных полномочий, повлекшем тяжкий вред для здоровья Кежика Ондара.

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Next Post

Объявлена в международный розыск экс-глава Минздрава Омской области, бежавшая в Дубай после исчезновения денег, выделенных на COVID

Министерство здравоохранения Омской области Ирина Солдатова руководила омским Минздравом со 2 апреля по 5 ноября 2020 года и была отправлена в отставку сразу после скандала с нехваткой мест в больницах для пациентов с коронавирусом Министерство здравоохранения Омской области Следственный комитет […]
Объявлена в международный розыск экс-глава Минздрава Омской области, бежавшая в Дубай после исчезновения денег, выделенных на COVID